Карта сайта Напишите нам На главную

Афиша   Приобретение билетов   Спектакли   Труппа   Руководство   Новости   Пресса о театре  
Документация   Партнеры   О театре   Услуги   Контакты  
Версия страницы для слабовидящих
Покоритель пространства (Сергей Дурыманов)

В спектакле «РевюZero» он пропускает Городничего в дымящуюся «преисподнюю». Прежде, чем нырнуть черту в пасть, Геннадий Поляков, перекрестившись, жмет ему руку. И взглядом просит благословения. Подыгрывая актерской импровизации, «Горыныч» приглашает жестом скорее проследовать для дачи взятки. Прозвище Сергея Гавриловича Дурыманова, главного монтировщика Томской драмы, в контексте этой сцены приобретает почти символическое значение.

ИГРАЕТ РОЛЬ. КАКУЮ РОЛЬ!

На моей памяти Сергей Гаврилыч играл эпизодическую роль и в «Волках и овцах» - выходил в составе сводного оркестра с духовой трубой, в «Новой квартире» - за несколько секунд пунктиром наметил портрет бригадира «шабашников».

- А в «Соленой пади» у Феликса Григорьяна в шинели красноармейца вместе с Анваром Халитовым несколько раз арестовывал Варенцова (Мещерякова), - продолжает репертуарный список Дурыманов. – Тишку играл у Михаила Борисов в «Свадьбе Кречинского», в свое время  Мейерхольд ставил эту пьесу Сухово-Кобылина с уклоном, что главный чуть ли не Тишка, слуга у Муромцевых, был, и его играл, кажется, Игорь Ильинский. В «Миссис Пайпер ведет следствие» в ролях детективов выходил – арестовывал преступника. В «Царевне-лягушке» работал старшим братом, в «Сокровищах Бразилии» разбойничал.

- У меня школа, - поясняет Дурыманов. – В студенчестве я играл в театре миниатюр – «О’Генри», был такой в политехническом институте. Наш театр родился из КВН, был популярен в течение двух-трех сезонов. Наш театр был «гвоздем» на первом посвящении студентов во Дворце спорта. Вместе с нами за кулисами толкался Евгений Евтушенко. Его тоже пригласили на студенческий праздник. А приглашал Моисей Миронович Мучник, он в ту пору директорствовал во Дворце спорта.

УНИКАЛЬНЫЙ «СУМАСШЕДШИЙ»

Но какой спектакль был первым, когда пришлось на сцену выйти, Сергей Гаврилович не припомнит. Волновался только поначалу. Сейчас никакого мандража не чувствует, когда приходится подыгрывать. И «не колется» на шутки и импровизации актеров. И уж тем более никого страха перед ней не испытывает. Да и какой может быть страх, если эту сцену за три десятилетия изучил досконально. Все параметры знает наизусть. Ночью подними – скажет: портал – 14 метров на 7.80, высота до колосников - 22.80 (то есть три высоты портала). Поворотный круг – 8 метров в диаметре, кольцо – 14.

Свою профессию считает уникальной. Когда-то в Германии, рассказывает Дурыманов, провели исследования, какая профессия каких затрат от человека требует. По результатам составили рейтинг – самая интеллектуальная, самая творческая...

- В этом списке машинисты и конструкторы сцены не вписались никуда, из-за своей уникальности. В нашем деле и сноровка нужна, и умение мыслить, - объясняет Сергей Гаврилович. - Недаром в Европе технический работник сцены – очень престижная и хорошо оплаченная профессия.

В России, понятно, все не так. Здесь другая мотивация, и не менее сильная, чем денежная – интересная работа. Гаврилыч-«Горыныч» не скрывает: ему повезло в жизни, 30 лет занимается любимым делом. В шутку называет свою привязанность идиотским счастьем.

- Еще Бернард Шоу говорил, что все люди на земле делятся на сумасшедших и тех, кто на пути к сумасшествию. Я на пути, в движении. Всю жизнь.

А началось все с ...гнойного аппендицита. Из-за него залетел в больницу. Из-за него пришлось взять академотпуск. И вместо четвертого курса пошел на годик поработать рабочим сцены. Да так на всю жизнь и прикипел сердцем к Томской драме. Все потому, что попал в добрые руки Анатолия Захватаева. Тот ввел его не только в курс дела, но и посвятил в тайны кулис, дал пригубить эту отраву по имени «театр».  

Монтировщик – профессия штучная. Даже в советское время редко в каких театральных училищах учили на него. А сегодня, как в средневековых цехах – из рук в руки секреты передают. В Томской драме уже сложилась традиция: Дурыманов у Захватаева учился, тот у легендарного Петра Сайбеля (завпоста), Петр Яковлевич – у человека, который строил еще старое здание театра, да так и остался в нем работать в постановочном цехе.
В молодости Сергей Дурыманов серьезно обиделся на Ницше, который всех людей разделил на мыслителей, деятелей и посредственностей. Не относя себя к первым двум категориям, он и к третьей не захотел примыкать.

ЛЮБОВЬ И НИКАКОЙ МИСТИКИ!

Сегодня азам профессии учат уже ученики Сергея Гавриловича. То, что эти люди замечательные душой, говорит тот факт, что в каморке монтировщиков привольно чувствуют себя волнистые попугайчики и аквариумные рыбки. Они (рабочие сцены) нашли подход даже к Пеплу – орловскому рысаку, который играет в спектакле «Эквус». Сначала 16-летний ветеран боялся заходить в театр, а теперь бежит с удовольствием. Потому что знает, что для него припасен мешок сухарей и сладкая морковка.

Когда приходится заводить Пепла на подъемник, с благодарностью вспоминает Петра Сайбеля, который настоял на своем «пожелании» - и сделали «коробочку». И в то же время остро завидует сегодняшнему МХТу, где компьютерное оборудование позволяет тяжелую тавровую балку опустить так, что она останавливается в миллиметре от стакана.

Дурыманов всегда интересовался техническими новинками театра. Раньше журналы специальные выходили – читал, вырезал. Теперь же учится «вприглядку», когда бывает в других театрах, особенно в европейских. В мистику сцены верит и не верит.

- Если я к ней с любовью, то и она мне той же монетой платит. По крайней мере, ни разу из-за нашей работы спектакль не отменяли, не переносили начало представления, ни каких накладок и ЧП на сцене не случалось.

Монтировщики самые первые приезжают в гастрольные города и готовят сцену. С тем же «Ангелом» в Москве пришлось повозиться: параметры сцены Пушкинского театра оказались значительно меньше, чем Томской драмы. А ведь даже у себя им требовалось 18 часов плотной работы, чтобы установить сложную конструкцию и натянуть 40-метровую палатку.  Вспоминает, что хотел в Пушкинском театре узнать, как Таиров «Лодочницу» ставил, а никто не знает, не помнит.

- Он же тогда бассейн придумал, на сцене вода плескалась...

ЛЕГЕНДЫ С «ГОРЫНЫЧЕВОЙ» ГОРЫ

На сегодня, пожалуй, никто не знает столь подлинных историй, легенд и баек о Томской драме, сколько хранит в памяти  «Горыныч».

Кстати, Горынычем стал после летних гастролей во Фрунзе (ныне Бишкек). Возвращались все с полными ящиками фруктов. И у каждого тара одинаковая, и содержимое одинаковое. Как отличить? Тогда и нарисовал Гаврилович на боку ящика трехголового и подписал: «Горыныч». Тут же прозвище и приклеилось к Дурыманову, тем более с отчеством рифмуется. Сам  Сергей Гаврилович более 20 лет живет под этим именем и не обижается

- Живу в норе, на Кудыкиной горе. Как мне вредит дурная слава, пущенная недоброжелателями. А я-то питаюсь салатиками, компотиком. Ну, иногда бывает, съем одного-другого, а шуму-то!..

Дурыманов цитирует текст Людоеда из «Кота в сапогах». Больше четверти века прошло, как играли эту сказку, а он все помнит.

Память у «Горыныча» отменная. Может наизусть целые фрагменты из философских трактатов выдать. И уж тем более монологи классических персонажей. Ему нетрудно подсказать Александру Шрейтеру (Сирано) или Максиму Еремееву текст роли Кристиана. Хотя сегодняшний «Сирано» идет в соловьевском переводе, а он помнит еще в переводе Айхенвальва григорьяновский спектакль с Олегом Афанасьевым в главной роли.

- Поехали мы в Омск на гастроли и работали на площадке академдрамы. И вот только Олег начинает свой последний монолог читать, как в зале раздается гул самолета. Над театром трасса проходила. На следующий раз Афанасьев доходит до этого места и держит паузу. Самолет пролетел. Сирано свою речь продолжил. В третий вечер перед последним монологом держит паузу. Самолета нет. МХАТовскую паузу берет. Не гудит машина. Начинает монолог – самолет взлетает... Так что, мы работали точнее «Аэрофлота», из графика не выбивались.

Татьяна Веснина ("Томский вестник")

Досье: Сергей Дурыманов – заведующий машинно-декорационным цехом Томского театра драмы. Родился в Гурьевске Кемеровской области. В Томске живет с 1967 года. Учился в политехническом институте на физико-техническом факультете. В театре драмы работает с осени 1977 года. Начинал монтировщиком сцены.  Женат. Имеет двух взрослых детей.

Неофициально: в пристрастиях всеяден. Более всего любит читать. Особенно философские трактаты – Ницше, Бердяева, Канта, Юнга. Любит слушать симфоническую музыку в исполнении Томского симфонического оркестра. Обожает готовить мясные блюда.




На главную
634050, г. Томск, пл. Ленина, 4.
Тел.: 906-837, 906-845
e-mail: drama@tomskdrama.ru
Yandex.Metrica