Карта сайта Напишите нам На главную

Афиша   Приобретение билетов   Спектакли   Труппа   Руководство   Новости   Пресса о театре  
Документация   Партнеры   О театре   Услуги   Контакты  
Версия страницы для слабовидящих
Мейерхольд, Эйзенштейн, Горбань или Классика без шор (Н. Гоголь "РевюZERO")

К удивлению Воробьянина, привыкшего к классической интерпретации «Женитьбы», Подколесина на сцене не было. Порыскав глазами, Ипполит Матвеевич увидел свисающие с потолка фанерные прямоугольники, выкрашенные в основные цвета солнечного спектра. Ни дверей, ни синих кисейных окон не было. Под разноцветными прямоугольниками танцевали дамочки в больших, вырезанных из черного картона шляпах. Бутылочные стоны вызвали на сцену Подколесина, который врезался в толпу верхом на Степане. Подколесин был наряжен в камергерский мундир. Разогнав дамочек словами, которые в пьесе не значились, Подколесин возопил:
-Степа-ан!

И. Ильф, Е. Петров «Двенадцать стульев».



Приверженцы исключительно классических трактовок известных  пьес, подобно Кисе Воробьянинову,  шли в Томский театр драмы  на премьеру «Ревю Zero» с опаской. Чего ждать, рассуждали они, от режиссера, который даже название гоголевской пьесы переиначил на свой лад. Ну, к чему эти новаторства, этот авангард?

Но, по поводу новаторства можно и поспорить. Еще в 20-е годы прошлого столетия такие великие режиссеры, как Всеволод Мейерхольд или Сергей Эйзенштейн обожали экспериментировать с классикой, предлагая зрителям ее новое прочтение.

Вот и московский режиссер Александр Горбань – постановщик спектакля «Ревю Zero» предложил томичам несколько иначе взглянуть на известного со школьной поры гоголевского «Ревизора». Это очень масштабный, зрелищный, сложный в техническом плане спектакль. Шоу, которое устроил ноль, пустой человек, авантюрист – именно так расшифровывается смысл названия спектакля, которое дал ему режиссер. Современная музыка, пластика и прочие  узнаваемы детали сегодняшней жизни, с одной стороны, направлены на то, чтобы привлечь на спектакль как можно больше молодежи, а, с другой,  показать, что поставленная Гоголем проблема, остается актуальной и в сегодняшнее время: неважно, как одеты люди, на каком транспорте  они перемещаются, какую музыку слушают.

Александр Горбань решил свой спектакль в подчеркнуто гротесковой манере: утрируются персонажи, утрируется сама ситуация, заставляя зал то и дело взрываться от хохота. И в то же время внешняя зрелищность не затмевает ни гоголевский текст, ни самобытность персонажей. Удивительная вещь, но работа Александра Горбаня в этом спектакле очень напомнила манеру Леонида Гайдая: любое лицо – впечатляет, любой эпизод – запоминается. С одной стороны, в спектакле  есть массовка, с другой стороны – массовки как таковой здесь нет – есть люди со своими судьбами, своей очень яркой индивидуальностью. Для каждого персонажа режиссер выдумал свою историю, предложил огромное количество запоминающихся сценических  находок.

Из  отдельных деталей, отдельных сцен  вырисовывается картина уездного города Х, с его  провинциальной скукой, сплетнями, вороватыми чиновниками, самодуром-городничим.
Появление псевдо-ревизора    Хлестакова буквально взрывает город. Жизнь обывателей моментально наполняется смыслом, каждый стремится как можно выгоднее предстать перед столичной штучкой. «Домашние» рубахи и штаны меняются  на праздничные платья и мундиры, грубая простота нравов на манерничанье, наличность из карманов и других потаенных мест плавной рекой перетекает Хлестакову. «Город – наш!» - преждевременно  ликуют горожане.

Более ста лет назад первые зрители «Ревизора», пришедшие в Александринский театр, были ошеломлены финальной немой  сценой спектакля. Нечто подобное произошло и на нынешней премьере в Томске. Режиссер Александр Горбань, и так не перестававший удивлять публику на протяжении трех часов, в конце приготовил сюрприз.

Из-за гигантских размеров двери появляется кажущаяся крошечной фигурка настоящего ревизора в вполне узнаваемом обличье: современный строгий костюм, кейс и осознание собственного величия. Но, самое интересное, что он оказывается старинным приятелем Хлестакова и вместо проверок отправляется с ним играть в карты… Что ж, все узнаваемо, все как в России.

Актеры играют с удовольствием, я бы даже сказала, с неким куражом. Наконец-то,  именно в этом спектакле  раскрылся Максим Коваленко – исполнитель роли Хлестакова. Его игра легка, изящна, непринужденна. Очень интересно решен режиссером и образ Осипа -  слуги Хлестакова. Мы привыкли, что его, как правило, играет возрастной актер. А здесь, Осип – мальчишка, такой же бестия и пройдоха, как  и его господин. Эту роль в спектакле играет ( и неплохо играет) студент ЕГТИ  Максим Еремеев. Вообще, дуэт двух Максимов - один из самых удачных в спектакле. Большой плюс режиссера в том, что он задействовал молодых исполнителей. От того, что почти половину ролей играют студенты ЕГТИ,  спектаклю только на пользу: он становится более динамичным, более энергетически наполненным.

Ну, что ж, Томскую драму можно поздравить с удачной премьерой, а  актерам и  зрителям пожелать еще раз встретиться с интересным и неоднозначным режиссером!

Татьяна Ермолицкая ("Вечерний Томск")




На главную
634050, г. Томск, пл. Ленина, 4.
Тел.: 906-837, 906-845
e-mail: drama@tomskdrama.ru
Yandex.Metrica