Карта сайта Напишите нам На главную

Афиша   Приобретение билетов   Спектакли   Труппа   Руководство   Новости   Пресса о театре  
Документация   Партнеры   О театре   Услуги   Контакты  
Версия страницы для слабовидящих
В поисках Ольги Мальцевой

Читаю статьи об Ольге Мальцевой. Зарисовки. Интервью. Рецензии. Достала сборник стихов Олега Афанасьева, ее мужа, где через каждые десять страниц – стих с посвящением ей, и даже там, где не стоит «Ольге», все равно – о ней. Ищу нужное слово. В надежде выйти на верную интонацию, подходящую к ней, Ольге Александровне Мальцевой. Заслуженной артистке России, ведущей актрисе Томской драмы, сегодняшней бенефициантке.


МАЛЬЦЕВА И ГЛАМУР

Хочется написать творческий портрет именно сегодняшней Ольги Александровны. Но. «Пожалуйста, без всяких рецензий», - просит редактор. Се ля ви: рассказ о творчестве, которое и составляет суть жизни артиста, сейчас мало востребован. В моде гламур: какой диеты придерживается актриса, на каких курортах предпочитает отдыхать, в каких нарядах появляется на публике…

Мальцева и гламур - две вещи не совместные. Не потому что не в чем выйти в свет или не умеет отдыхать. Пока был жив Олег Алексеевич, на их даче (если можно так назвать домик в Петрово) постоянно собирались актеры и долго разговаривали, пили чай, пели и снова разговаривали, Афанасьев читал стихи, а Ольга Александровна угощала тем, что вырастила на огороде. И так до вечерней зари...

Или возьмем кулинарный аспект, тоже модный. Но и здесь вы не дождетесь «капусту, приготовленную с ананасами». Это блюдо правящих королей и поэтов не по ней. Ее поэт  предпочитал картошку. Жаренную с лучком и салом. И так, чтобы на сковороде все шкворчало и шипело. Ольга Александровна и сегодня ее жарит. Для сыновей, которые живут вместе с ней. Рано утром встает, идет в магазин, покупает нехитрую снедь, встает к плите и готовит завтрак.

В таком режиме живет далеко не каждая актриса. Но так поступают тысячи российских женщин. Однако из этих тысяч едва ли сыщется хотя бы одна-две, которые бы смогли так же, как Ольга Мальцева, воплотить на сцене образ «простой» женщины в комедии «Мертвые уши», которая по-бабски жалеет бездомных классиков русской литературы и кормит их лапшой. Или сыграть Варьку Разлив в «Конкурсе», обнаруживая в спившейся бомжихе, залежи неистраченной материнской любви, женского обаяния и чистую душу…

Выньте из жизни Ольги Мальцевой театр, что останется? Да ничего. Потому что даже родилась она в Таганроге, в городе, где все пропитано театром – здесь родились Антон Павлович Чехов и Фаина Раневская. Правда, Ольга Александровна всегда настаивает, что совсем не из-за этого совпадения она выбрала судьбу драматической актрисы. Что с детства мечтала о балете. И занималась им. Оттачивая балетную технику, она вырабатывала характер, но и станок не смог усмирить бушующий океан страстей, не истребил привычку говорить громко и при этом выразительно жестикулировать…

Только раз она сама хотела оставить театр. Когда посмотрела «Вишневый сад» на Таганке у Эфроса. Приехала домой и тут же подала тогдашнему директору Томской драмы Александру Жеравину заявление об увольнении. На его испуг решительно заявила: «Если люди могут ТАКОЕ ставить и ТАК играть, зачем мне выходить на сцену? Зачем мне работать, если я этого не смогу»?..


«ТАКАЯ… НЕ ТАКАЯ!»

Перечитала написанное. Боже, как убог газетный язык. По сравнению со сценическим. Как одномерны суждения. Главное остается невысказанным, недоговоренным. Попробую стихотворный. Язык ее мужа:

«Бледная, рыжая девочка
тишина
белоснежные простыни
и я…
я…
просто я
очень люблю эту рыжую девочку!
Почему ты не требуешь помочь тебе?»…

А в следующем стихотворении она приходит из ромашкового лета, «с глазами блестящими, пахнет листвой, детским безоблачным счастьем и земляникой лесной»... Он водил ее в лес по грибы, а она не любила собирать их. Сидела, слушала шум листы и представляла себя на берегу моря. Он восторгается своим «рыжим полевым цветком»: «Каждое слово твое ни о чем исполнено глубочайшего смысла». И кается перед ней за свои грехи: «Я делал столько раз не то. Я стольких слез твоих не видел…Ты даришь так легко прощение, а мне печаль – в твоей душе необратимо превращение меня в немилого уже…»

Через два месяца после того, как Олег Алексеевич окажется на больничной койке, врачи предложат отключить мужа от аппарата искусственного дыхания. «Ни- за-что»! – ответит им Ольга Александровна. И еще два месяца будет каждый день проводить у постели мужа, вечер на работе, а ночь - ухаживая за парализованной мамой. Она до последнего не верила, мысли не допускала о смерти. Но вслед за Олегом Алексеевичем уйдет мама.


ТРИ В ОДНОЙ

Но это Мальцева вчерашняя, а какая она сегодня?

Звоню Валентине Бекетовой. Тридцать лет она и Людмила Попыванова соседствуют в гримерке с Ольгой Мальцевой. Удивительный пример дружбы актрис, всех трех - заслуженных.

Интересуюсь привычками бенефициантки, обстоятельствами жизни, скрытыми от глаз зрителей.

Да никаких особенных привычек. Приходит за час до спектакля и за час до репетиции. Раньше это была норма. Сейчас отличительная черта актеров старой школы, для которых профессия превыше всего. «Артист может не выйти на сцену только в одном случае, когда он мертв» - этому учили в училище. Поэтому для Мальцевой не существует бюллетеней.

- В последнее время мы редко встречаемся на сцене, - искренне сожалеет Валентина Алексеевна. - Поэтому и редки стали наши разговоры «за жизнь» в гримерке. Мечтаем о пьесе, где бы мы втроем могли быть заняты. Когда-то мы с Ольгой в очередь играли Валентину в спектакле «Валентин и Валентина». Дети были маленькими, и мы подменяли друг друга. Когда я была на сцене, она сидела с моей Катей, когда она – я с ее двойняшками - Митей и Алешей. Любит ли она себя? Наверное. Но плохо относится к своему здоровью. Зато о других беспокоится. Всегда готова бежать, спасать, помогать. Совсем недавно, когда моя дочь лежала в больнице, она навещала ее постоянно.


ДАЙТЕ ЯДУ

Может быть, поискать ключик к сегодняшней Ольге Александровне в пьесе Эдварда Олби «Три высокие женщины»? Ведь не случайно она выбрана для бенефиса. И неслучайно, что в оригинале название пьесы звучит так: «Three tall women», а «tall» - невероятные, немыслимые, потрясающие, великолепные, таинственные, непостижимые, загадочные, неразгаданные. И московский режиссер Сергей Стеблюк специально ставит ее на Мальцеву.
Пьеса с туго закрученной интригой. Актрисам (там три главные роли - молодая, среднего возраста и старуха) есть что играть: от буффонады до трагедии.

Кажется, нашла нужную фразу: «Вот сейчас, например, счастливейшее время: половина пройдена, остальное впереди…» Это можно спроецировать на биографию.

Звоню Ольге Александровне. Около десяти вечера. Не помешала? Отдыхаете? «Только притащилась. Кажется, я сейчас выгляжу на все 91, как и моя героиня». Напрашиваюсь на репетицию.

Утром прихожу в театр, заглядываю в ее гримерную. Она уже в парике и костюме – бежевой ночной сорочке с рюшами. На носу очки. Учит роль.
  
- У тебя яда нет?

- Для спектакля надо? – с удивлением переспрашиваю я.

- Да нет, для меня…

Требовательность Мальцевой к себе известна. Но не до такой же степени! Оставляю на столике два яблока и иду на сцену смотреть наброски к спектаклю.

Да, зрители, по замыслу режиссера, будут сидеть именно на сцене. И в первом акте перед ними будет спальня «во французском вкусе», а во втором – узкая полоска песчаного берега океана, а на песке все приметы интерьера – зеркало, ковер, кресло, кровать.

... Из-за кулис показывается и Ольга Александровна. Идет изменившейся, шаркающей старческой походкой, голова как-то странно склонена на бок... Кто она - актриса или уже персонаж? Все три часа репетиции неустанно слежу за ее интонациями и жестами. Вот богатая капризная старуха с надтреснувшим голосом. А вот уже жалкая, немощная больная за шаг до смерти. Но проходит мгновение, другое – и этот божий одуванчик кокетливым голосом произносит слово «секс», и рассказывает о любовных утехах…Во втором действии Мальцева возьмет в руки песок, и он заструится у нее между пальцев. Ровно как песок просыпалось ее счастье: любила, страдала, мечтала, а теперь нет сына, мужа и, кажется, ее самой тоже нет. Счастье заменяет вожделенный покой. Грустную историю женщины героиня Мальцевой назовет снами…

А я вспомню, как Ольга Александровна признавалась, что ей временами снится море и запах прибрежного песка.

Татьяна Веснина («Буфф-сад», 17 ноября, 2005 г.)




На главную
634050, г. Томск, пл. Ленина, 4.
Тел.: 906-837, 906-845
e-mail: drama@tomskdrama.ru
Yandex.Metrica