Карта сайта Напишите нам На главную

Афиша   Приобретение билетов   Спектакли   Труппа   Руководство   Новости   Пресса о театре  
Документация   Партнеры   О театре   Услуги   Контакты  
Версия страницы для слабовидящих
Бенефис Ольги без Олега (засл.арт. России Ольга Мальцева)

Мы так привыкли к этим созвучным, почти рифмующимся именам – Ольга и Олег. Олег и Ольга. Яркие, талантливые они тридцать лет были одной из достопримечательностей Томска. Не думаю, что это преувеличение. Конечно, Олег был заметнее. Но, не теряя своей индивидуальности, являя свое дарование, Ольга к тому же была его оберегом и просто по-женски  забирала на свои плечи огромное количество забот. Три года назад не стало Олега Афанасьева. Ольга Мальцева встречает свой юбилей. Театр драмы отмечает его бенефисом. Десять лет назад на таком же празднике они были вместе.


БЕНЕФИС ОЛЬГИ БЕЗ ОЛЕГА

Встретила Мальцеву в коридоре на повороте в ее гримерку.

- Леля! Это что – седая прядь?!

- Ха-ха! Ты посмотри на мое лицо. Мне скоро девяносто! –снисходительно бросила она и отодвинув тяжелую портьеру шагнула в темноту сценического пространства. Там все выглядело значительно и загадочно. Лучи прожекторов точечно определяли границы площадки, на которой предстоит разворачиваться действию, а один, самый мощный, словно пригвоздил актрису к креслу. Вспомнилось: «Когда актер пронзен лучом  или кинжалом, богам бросает вызов он». Это сказал Жан Кокто, поэт, актер, режиссер.

Итак, героине девяносто. И на этом последнем краю она перелистывает свою жизнь, останавливаясь на тех эпизодах, которые могли изменить ее ход. Кроме конкретно прожитых лет, жизнь эта вместит все – опыт и взгляд на мир драматурга, перевод языка пьесы на сценический, который осуществляет режиссер,  индивидуальность актрисы, ее личность и ее знание о женском характере, точнее о сотнях характеров, сыгранных, а значит освоенных в разные годы.

Роль в пьесе Олби  «Три высокие женщины»– воистину бенефисная.
А значит безумно сложная. Но мы пока не будем говорить о ней – актеры суеверны. Мы поговорим об Ольге Александровне Мальцевой и постараемся тоже отметить какие-то моменты, ставшие поворотными в ее судьбе.


ВСЕ ПОВОРОТЫ, ДА ПОВОРОТЫ…

Первый – поступление в Свердловское театральное училище. Девочка из благополучной, интеллигентной семьи собиралась посвятить жизнь микробиологии. Но подружка попросила пойти вместе с ней в Дом культуры в драматический кружок – для компании, для поддержки. Ольге предложили участвовать в готовящемся спектакле. И понеслось!
    
Кружком руководили ведущие актеры театра, поэтому на премьеру пришло много их коллег. Рыжая азартная девочка произвела такое впечатление, что ей предложили  главную роль в спектакле театра. Мама была в ужасе. А Ляля предложением не заинтересовалась. Но в театре не зря говорят: «Кто выпил этой отравы…» Короче, микробиология была отставлена.
    
Второй – начало актерского пути в Павлодарском драматическом театре. В студенчестве Ольга, продолжая демонстрировать свою самостоятельность, быстро вышла замуж за однокурсника, стала Елисеевой, и они искали театр, где были бы нужны оба – надо заметить, что на Ольгу заявок поступало больше, ее звали и в Севастополь, и в Иркутск… Получили письмо от сокурсницы из Павлодара, она взахлеб рассказала, какой там работает молодежный, интересный коллектив. Главный режиссер самый молодой в стране, ему -  28! Большая часть труппы – выпускники Московского щепкинского училища при Малом театре - на крыльях романтики прибывшая в Целинный край. Репертуар – какого в столице нет! Письмо произвело впечатление. Молодые супруги связались с Павлодаром и им наказали ждать актера Ермакова, который заедет и заберет их с собой.  (Через пять лет именно Владимир Иванович  Ермаков увезет Ольгу и еще целую группу актеров в Томск, где станет директором театра). Но Ермаков все не ехал, время уходило. И отправились в Новокузнецк, откуда также было приглашение. Уже на первой станции прозвучало обьявление по радио: «Чета Елисеевых, мы ждем вас в Павлодаре». И так продолжалось по всему пути следования. Постоянно приходили проводники и попутчики, интересовались, кто же такие эти Елисеевы, которых так ждут. И уже на вокзале Новокузнецка они пошли брать билеты до Павлодара.
    
Старшее поколение театралов знает, что в шестидесятые годы в этом маленьком и неинтеллигентном городе, который иногда обидно называли Павлодырь, существовал уникальный, безумно талантливый театр. Вдали от столиц он позволял себе свободные высказывания и дышал тем самым «ворованным воздухом», о котором говорил Мандельштам.
    
Елисеевы вписались. Тем более, что они привезли с собой записи бардов, которых у павлодарцев еще не было. Кстати, они были единственными владельцами магнитофона – тяжеленного, с большими бабинами.
    
Третий – встреча с Олегом Афанасьевым, который уже пять лет работал в Павлодаре, был из той знаменитой когорты москвичей, кстати – женатый.
    
На второй или третий день после приезда собралась компания вокруг этого самого магнитофона, слушали записи, пели, читали стихи, и этот большой красивый громкий артист сказал:

- Мне нравится эта девочка. Я, пожалуй, на ней женюсь.

Такая развязность и самоуверенность тут же получила отпор – крепко скрученным полотенцем.

- Виль, извини, - обратился он к мужу, - тогда тем более женюсь.

Ольга плакала. От оскорбления - почему такой хороший артист, а она уже видела Афанасьева на сцене, так возмутительно себя ведет.

Ну а уж дальше все как-то пошло само собой – встречи, разговоры, флюиды… Все было романтично, но в то же время естественно.

Но на дворе стояло  все же советское время. И такой откровенный роман двух женатых людей должен был быть осужден. А у Олега накопилось много других грехов – несвоевременные высказывания, чтение самиздата. Поэтому Ольга отделалась комсомольским выговором. А Олега исключили из партии (естественно, из КПСС, это уточнение для молодых читателей). В партию Афанасьев вступал, вдохновленный «оттепелью». Поэтому вроде не так уж и стоило огорчаться, но подобный эпизод сильно подмочил официальную биографию. А она нужна даже артисту, хотя последствия не сравнить с судьбой их приятеля – университетского преподавателя, которому просто выдали волчий билет.

Заканчивался зафиксированный многими  выдающимися театральными деятелями срок жизни живого театра – десять лет. Павлодарская драма стала сдавать позиции, надо было противостоять  или начинать новое дело. Вот тогда случился еще один поворот. Переселение театрального народа в Томск. Молодая, но уже имеющая хороший опыт, владеющая основами мастерства команда произвела в городе фурор.


«УМНА ОНА, ДОБРА, И ЗЛА И ГЛУПОВАТА…»

За прошедшие годы об Ольге и о ее ролях написано много. Она дважды награждалась премиями областного театрального конкурса «Маска», когда этот конкурс канул в Лету, отмечалась на фестивале «Премьеры сезона», которые проводит сам театр. Что теперь вспоминать изысканную аристократку Роксану в «Сирано де Бержераке», бесстрашную проститутку  Зинку в «Патетической сонате», клоунски смешную Клеопатру Максимовну в «Самоубице», мудрую, несчастную и беспощадную Лику в «Московском хоре», трагическую Кручинину в «Без вины виноватых», ополоумевшую госпожу Пернель в «Тартюфе»… Список можно длить и длить, но тот, кто видел эти и другие спектакли, тот и так помнит, а кто не видел, так и не узнает, чем была хороша Ольга Мальцева, а что ей не удавалось. Но прошу обратить внимание на другое. Даже этот short-лист говорит о потрясающей амплитуде актрисы. Ей подвластны все жанры – от трагедии до эксцентриады. И сейчас вы можете увидеть ее в главных ролях в спектаклях «Странная миссис Сэвидж» и «Конкурс». Благородство, доброжелательность, чувство юмора свойственны Миссис Сэвидж, а у бомжихи Варьки Разлив разве что чувство юмора тоже присутствует.  Впрочем, в критическую минуту эта пропитая тетка становится и трогательной и внимательной…

В репертуарном листе Ольги Александровне есть роли второго плана и даже эпизодические. Хорошо помню одно из обсуждений со зрителями итогов сезона, когда завзятая театралка заметила: «Играла в «Соленой пади» Дору другая актриса, хорошо играла, но сейчас, когда вышла в этой роли Мальцева, глянула своими глазищами – и мороз по коже». А роль Доры – текст на одной страничке.

Как говорится, «нет пророка в своем отечестве». Мы любим своих артистов, мы преданы им. Поэтому я попросила рассказать о Мальцевой московского режиссера Сергея Стеблюка, который осуществляет постановку «Трех высоких женщин».                              

- Это очень значительный момент, когда, приехав в незнакомый театр, видишь актеров, с которыми предстоит работать. После знакомства с пьесой главная героиня, которая автором названа просто А,  представлялась мне некой странной лирической старушкой, которая грубит окружающим. А увидел совсем другую – очень реальную личность. Но потом я подумал, что Олби писал ведь не про английских аристократов, а про американских, которые к аристократии никакого отношения не имеют. Это люди, которые прошли путь к успеху очень прозаический, часто компромиссный и далеко не всегда благородный.  И А - сложный человек и реальный.

Потом я увидел человеческие качества Ольги Александровны, которые мне глубоко симпатичны. Она прямодушна. В ней совсем нет политиканства и даже политкорректности, которые мало связаны с актерским темпераментом и вообще актерской организацией. Это здорово. Потому что эти качества безусловно есть и в нашем персонаже.  Ольга Александровна из поколения, которое получило настоящее театральное воспитание. У нее преданное и – на мой взгляд - единственно возможное отношение  к  профессии, когда театр составляет очень значительную, если не основную часть жизни. Это люди – театральной идеи, которым в любой новой работе нужен новый опыт,  надо каждый раз куда-то прорываться.  И к таким людям я всегда испытываю чувство уважения и благодарности.

Могу подтвердить слова Сергея Юрьевича собственными наблюдениями, как каждый раз, начиная работу над ролью, Мальцева находится в состоянии трепетности и открытости, как будто нет за плечами никакого опыта. Все – как в первый раз. И именно такое отношения к творчеству является залогом актерских открытий.
    

«Я И ЛОШАДЬ, Я И БЫК…»

Ну это, наверное, уж слишком. Но как Ольга умудрялась сочетать самозабвенную работу на репетициях и спектаклях с воспитанием и обихаживанием двойняшек Димы и Леши, с которыми она уже прибыла в Томск, заботу о муже, который, хоть и был бесконечно талантлив и интересен… а точнее, потому что был талантлив и интересен, создавал массу трудностей в доме. Перечитываешь стихи, посвященные Олегом Ольге – восхищаешься. Какая нежность:
  
Голубушка моя родная,

мой рыжий полевой цветок!

Себя по мелочам роняя,

я делал столько раз не то.

Я стольких слез твоих не видел.

В каком аду зачтется мне,

какой меня теперь эпитет

припрет безжалостно к стене?
  
Но жизнь-то состоит в основном из прозы. Где были постоянная нехватка денег, обиды, разочарования… Это слабо сказано. Как сумели прожить жизнь рядом два человека с такими темпераментами, с такой требовательностью и неумением терпеть и сдерживаться? Они ссорились так, что дом был полон летающих тарелок.

Но проходили часы или дни и покупались новые тарелочки и чашечки. И каждое утро Ольга спешила за продуктами, готовила обеды, ужины, но только на один день, потому что любые запасы, которые появлялись в доме, уничтожались немедленно.
Но в этот дом постоянно приходили люди, самые разные, и все они завидовали этому невозможному семейству. Завидовали дому, где давно не было ремонта, но книжные полки с великолепными книгами поддерживали вырезанные из дерева фигурки. Завидовали азартной, бурлящей жизни.

Не будем останавливаться на том времени, когда уходил Афанасьев. Об этом знал весь город. Театр играл в его пользу спектакли, вышел очередной сборник стихов, который тоже пошел на благотворительную распродажу, газеты, телевидение постоянно рассказывали томичам о состоянии здоровья Олега Алексеевича. Ольга дневала и ночевала в больнице. Период был долгий и страшный. Но, думаю, это общая забота все же немного поддерживала ее.

Горький опыт. Но он теперь тоже вошел в ее профессиональный арсенал. Что делать – для актера собственная боль  материал профессии.

Олег Алексеевич как-то сказал, что меряет оставшуюся жизнь количеством ролей, которые он сможет  за эти годы сыграть. И это не было кокетством. Таковы актеры.
        

ВЫБОР СУДЬБЫ

Когда восемнадцатилетняя Ольга в первый раз собралась замуж, ее преподаватель, мудрая женщина, сказала: «Я не приду к тебе на свадьбу. Выйдешь замуж – погибнешь как актриса». Конечно, Мальцева ей не поверила. А вот теперь признает жестокую правоту своего педагога. Вообще я не знаю актрисы, которая была бы так беспощадна к себе. Окружающим от нее тоже достается. Она постоянно борется со всеми обстоятельствами и часто выращивает свои роли уже в процессе жизни спектакля.

- У меня всегда было ощущение что я дилетант. Немножко жена, немножко мать, немножко женщина, немножко домохозяйка. И актриса. У меня ни на что не хватало по-настоящему времени и сил.
    
Наверное, Ольга Александровна права. И я думаю, какими же открытиями поразила она нас, если бы все свои силы отдала только театру. Но мы знаем, что сослагательного наклонения у жизни нет. Да и кто знает, ведь в предполагаемом случае, она бы не знала много из того, что знает теперь о жизни, она лишила бы себя массы переживаний, которые теперь переплавляет в сценические образы… Никто не знает. Поэтому будем благодарны тому, что в нашей драме уже столько лет выходит к зрителям замечательная актриса и рассказывает про разные удивительные женские судьбы, мощно и искренне, вызывая смех и слезы.
                        
Мария Смирнова («Выходной», 12 декабря, 2005 г.)
  




На главную
634050, г. Томск, пл. Ленина, 4.
Тел.: 906-837, 906-845
e-mail: drama@tomskdrama.ru
Yandex.Metrica