Карта сайта Напишите нам На главную

Афиша   Приобретение билетов   Спектакли   Труппа   Руководство   Новости   Пресса о театре  
Документация   Партнеры   О театре   Услуги   Контакты  
Версия страницы для слабовидящих
И выйти к свету (засл.арт. России Валентина Бекетова)

Когда Васса рухнула в кресло, сделала последнюю попытку привстать, взмахнув будто сломанными руками, моя соседка, врач-кардиолог тихонько вздохнула: «Инсульт». Честно скажу,  восприняла я это неоднозначно. Вроде бы другая реакция должна быть на театральном спектакле – эмоция, а не констатация факта смерти. А с другой стороны – как убедительна была актриса, если медик автоматически ставит диагноз!
    
А вот сейчас, пытаясь создать  портрет актрисы Бекетовой накануне ее бенефиса, вспомнила этот эпизод, потому что однозначность никогда не была присуща ни самой актрисе, ни созданным ею персонажам. В этом сложность, но и интерес.  

Мы знакомы тридцать лет. А до того я еще в течение пяти лет видела ее на сцене. В том числе в первом, звездном спектакле «Валентин и Валентина» - о нем все старые театралы вспоминают, как о постановке, в которой режиссер Олег Афанасьев заговорил со зрителями очень современным языком, и как о встрече с молодой актерской парой – Валентиной Бекетовой и Анатолием Лукиным, сыгравшим главные роли. Причем, если о постановке спорили, Лукина оценили, то в Бекетову просто влюбились.

- Тогда я была просто девочкой, - говорит актриса, - и играла девочку с распахнутыми глазами. Ведь актер первые годы работает бессознательно, он идет за материалом, за режиссером, но наступает какой-то момент – если он, конечно, наступает – когда человек начинает работать сознательно. Возрастает уровень мастерства, накапливается жизненный опыт.

Процесс творческого роста актрисы происходил на глазах у томичей, но сначала давайте

ОБРАТИМСЯ К ИСТОКАМ

Они у Вали были совсем не театральными. Семья рано потеряла отца и, хотя младшенькую мама баловала, но возможности баловства были крайне ограничены. Во всяком случае, домашней работой она загружена не была и много времени проводила в школе, читала запоем, а потом начала заниматься в студии при Новосибирском ТЮЗе.

Документы подала сразу в  театральное училище и в педагогический институт. После первого тура к Вале подошла директор училища Софья Болеславовна Сороко, подробно расспросила о том, что она читает, что смотрит в театрах, чем интересуется и пригласила сразу на третий тур.

- Все наши педагоги были личностями. У нас преподавали корифеи, которые украшали сцену «Красного факела»… За нами очень внимательно следили, «блюли нравственность», запрещали краситься, учили, что нужно делать перед премьерой, перед экзаменом. И чего нельзя. Как нужно себя готовить, беречь.

Студенты жадно набирали театральные впечатления. Во время гастролей Александринки, на спектакль «Перед заходом солнца», в котором играл великий Симонов, Валя с друзьями проникли через форточку в туалете.  

Начался роман с Анатолием Лукиным, развивался он у всех на глазах и закончился свадьбой - конечно, согласно времени это была комсомольская свадьба - в которой участвовали не только однокурсники, но и преподаватели.  Посаженым отцом был  Валин мастер Аркадий Васильевич Беляев, а посаженой матерью педагог по речи Толи Лидия Алексеевна Николаева. Педагог по вокалу подарил новобрачным романс, другие педагоги читали стихи. А еще подарили четыре стула, которые несли ночью через весь город.
    
В октябре Валентина родила дочку, а в январе была зачислена в труппу ТЮЗа, еще не окончив училища.
    
Но в это время в томскую драму прибыла яркая творческая команда из Павлодара. Надо сказать, что в начале шестидесятых Целинный край очень привлекал молодежь всей страны. Общему энтузиазму поддались и выпускники театрального училища им. М.С.Щепкина при Малом театре. И в течение нескольких лет в богом забытом Павлодаре, известном под кличкой Павлодырь работал один из наиболее интересных, смелых, озорных театров СССР. Но коллектив создавал много проблем руководству города, кто-то из москвичей захотел вернуться домой. И вот группа лидеров театра выбрала для продолжения своей деятельности Томск. Не будем вдаваться в подробности переманивания молодых актеров, но Бекетова с Лукиным в 1972 году тоже прибыли в Томск. Однако заметим, соблазняли не зарплатами и квартирами, а возможностью интересной работы. Валентина до сих пор помнит потрясение, которое испытала, посмотрев спектакль «Клоп». Именно это подвигло на крутые перемены в жизни – возможность вот так работать.
    
Разными были прошедшие годы в Томске – славными, наполненными счастьем интересной работы и грустными, пустыми. Но свой приезд сюда Валентина всегда называет счастливым случаем.
    
В последние годы – если попробовать обобщить – суть многих ее ролей составляет

ЛЮБОВЬ ЗРЕЛОЙ, УМНОЙ, КРАСИВОЙ ЖЕНЩИНЫ

А начиналось с любовей робких, трепетных, иногда радостных, иногда горьких… Есть такое амплуа – голубая героиня. (Никакого отношения к сегодняшнему смыслу, вкладываемого в эпитет голубой). Это героиня нежная,  искренняя,  чистая, практически без недостатков – пьес с такими персонажами не сосчитать. Мне тогда казалось, что Валю так и заштампуют в эти роли – уж больно внешне она соответствовала. Перелом, на мой взгляд, случился, когда она сыграла Нину Бегак в спектакле «В этом милом старом доме». На сцене неожиданно появилась  кулема - неуклюжая, очкастая, в бесформенном трикотажном костюмчике, по-нынешнему - натуральный «ботаник». Нина была влюблена, отчаянно боялась нахлынувшего на нее чувства, а, увидев роскошную соперницу, которую играла Наталья Мелихова, готова была потерять сознание. За сценой, в которой обе героини распознают друг друга и раскрываются сами, всегда было захватывающе интересно следить. Всегда, потому что у спектакля была долгая и счастливая сценическая жизнь. Кстати, это одно из определяющих качеств актрисы Бекетовой – она всегда очень требовательна и к себе и к партнерам, роли разбирает «по косточкам», не позволяет себе расслабиться на спектакле, даже если роль уже «отскакивает от зубов».
    
Рассказывать о театральных работах, которые канули в небытие, дело почти бессмысленное. Но мне хотелось бы все же вспомнить еще несколько героинь Бекетовой.
    
Помещица Ренева в «Светит, да не греет» явная предшественница Раневской в «Вишневом саде». Взбалмошность, иллюзорность бытия, наивная вера в то, что если не думать о плохом, то оно не случится, соединялись в этой роли у Валентины с тем, что принято называть аристократизмом. Леони в «Трудных родителях», Мадлен в «Кабале святош», Констанция в «Женском постоянстве», Елена Андреевна в «Дяде Ване» - эти и ряд других работ были отмечены не только профессиональным мастерством, но культурой личности. Признаемся, и культура и личность сейчас уходящая натура.

Конечно, многое зависело от судьбы. Ведь актер не властен в выборе. Сказать, что об актрисе всерьез заботилась режиссура, было бы преувеличением. Бекетова служила в театре, готовила чтецкие программы, ждала новых ролей и часто не дожидалась

Валентина не любит жаловаться. Всегда подтянутая, ироничная, только близким людям видно, что скрывается иной раз за имиджем успешной женщины. Но она с большим удовольствием рассказывает о тех режиссерах, которые предоставляли возможность попробовать себя в новой эстетике, в непривычном характере:

- «Трудные родители» Жана Кокто ставил приглашенный на постановку режиссер из Риги Израиль Шаевич Пеккер. Всего одной работы с ним мне хватило на несколько лет. Он научил многому, начиная от освоения сложного материала, с которым столкнулись, до понимания перспективы при работе над ролью.
   Подобная встреча состоялась в «Вассе и других» с режиссером Александром Васильевичем Бурдонским. Мне казалось, что понимаю его с одного слова, но ко времени этой работы, конечно, был накоплен и опыт профессиональный и просто - общения с людьми.
   В «Поминальной молитве», кроме  интересной работы режиссер Олег Пермяков дал мне возможность достаточно безболезненно совершить переход на возрастные роли. При не большом объеме  роли Голды в ней столько добра и позитива, которые, слава Богу, перелетают через рампу.
   Актерским счастьем считаю работу в «Лаборатории любви», здесь было стечение многого – режиссера, партнера, материала, творческой атмосферы, которая возникла в репетициях. Представилась возможность, а придумал ее режиссер Юрий Пахомов, в течение одного спектакля сыграть разные женские типы, разные подходы к любви. И выйти к свету. Для меня это очень важно – выйти в позитив.

Две работы, названные последними, получили признание не только в Томске. Вскоре после выхода «Поминальной молитвы» Нина Агишева писала в «Московских новостях»: «С Голдой на сцене воцаряется забытое и необходимое именно сегодня - твердость моральных устоев, достоинство человека исполнившего свой долг на земле без надрыва и пафоса, но с любовью». Критик Владимир Кузьмин писал о том, что исчезновение Голды – а она умирает задолго до конца спектакля – ощущается зрителями физически, вроде черной дыры на сценической площадке. Когда «Лаборатория любви» была показана на фестивале имени Александра Вампилова в Иркутске, на нее собрался весь критический синклит, хотя вообще-то критики ходили на спектакли «в розницу». А художественный руководитель фестиваля профессор Константин Щербаков писал затем в «Известиях» об «удивительной, пронзительной» работе томичей.

Но даже в те времена, когда театр не баловал актрису  интересными ролями, она не позволяла себе расслабиться. Помогал в этом ее театр – славный Литературно-Художественный театр ТГУ, которым руководит Бекетова уже двадцать два года. Рассказ о творческом коллективе, который обращался и к классической драматургии, и к поэзии, мог удивить социальной драмой и порадовать комедией положений – предмет особого разговора. Хотела бы только отметить, что многие из членов этого коллектива со временем становились настоящими и верными друзьями Валентины, а Вячеслав Радионов даже стал ее вторым мужем, а также  и профессиональным актером, которого теперь хорошо знают зрители.

Умение дружить – это еще одно особое дарование  Валентины Алексеевны. Ее одноклассники и однокурсники не просто иной раз собираются, чтобы повспоминать молодость, они активно поддерживают друг друга. А уникальная многолетняя дружба трех ведущих актрис, заслуженных артисток России – Валентины Бекетовой, Ольги Мальцевой и  Людмилы Попывановой! Знаменитая «гримерка», где вас и научат уму разуму, и рассмешат, и на помощь придут. После предпремьерного показа спектакля «Тустеп на фоне чемоданов» ее замечательный партнер Геннадий Поляков сказал, что все актеры театры должны пройти через названную выше гримерку, поработать с этими актрисами, только тогда их можно по праву считать актерами томской драмы. Но сейчас я остановлюсь только на одном из друзей Валентины. Его имя теперь носит магазин –

БУКИНИСТ СУЗДАЛЬСКИЙ

Вскоре после приезда в Томск  Лукин познакомил Валю со своим старым знакомым –  Владимиром Суздальским. Первая их встреча тоже оказалась памятной. Обретаясь в общежитии на Пионерском, молодые актеры ежедневно пробегали мимо магазина «Букинист», но именно пробегали, потому что оба сразу были включены в интенсивную репетиционную работу. В общем, к Суздальскому они зашли только после премьеры спектакля «Валентин и Валентина». Лукин завел разговор, Валя перебирала книги, а Володя не обращал на нее никакого внимания. Она была несколько удивлена, так как Толя много говорил, какой Суздальский интересный и отзывчивый человек. Через несколько дней они снова зашли в магазин, и тут Суздальский уставился на Валентину и  просто закричал: «Так это вы!  Я ведь был на спектакле! И это были вы!». Вот с этого момента и до последних дней Володиной жизни они стали не просто друзьями, Валя говорит, что это были почти родственные отношения – любовь, привязанность, желание быть полезными  друг другу. Благодаря Суздальскому у Валентины появилось много новых, очень разнообразных, но неизбежно интересных друзей и знакомых. Все эти люди расширяли представления молодой актрисы о жизни и создавали ауру города, который Валентина сразу восприняла, а потом и полюбила. Большая компания физиков и лириков постоянно кочевала от одного дома к другому, устраивая веселые праздники. Валентина рассказывала, что был период, когда они собирались объединиться в одном доме:

- У нас возникла такая бредовая идея – а не разменять ли нам Вовкину и нашу квартиры и соединить в большую. Присмотрели дом на Гагарина, старый, деревянный, мы с Володей ходили и смотрели с улицы, сколько и какие там большие окна, рассчитали, что в большой комнате сделаем библиотеку. В одной стороне будет Володька жить, а в другой – мы  со своей семьей. При этом я стояла, и говорила: « Как я эти окна буду мыть, ведь они такие большие». В мыслях мы, можно сказать, уже жили в этом особняке. Он какие-то наводил справки но, в общем-то, палец о палец не стукнули, никуда дальше фантазий не двинулись, но совершенно конкретно ходили и смотрели на этот дом. И было ощущение радости оттого, что  это будет большое пространство, и там можно будет всех собрать, всех принять. Володя был человек-праздник!

О своих друзьях Валентина готова рассказывать  бесконечно, но у нас впереди ее бенефис – а это

ГЛАВНЫЙ АКТЕРСКИЙ ПРАЗДНИК

У Валентины Алексеевны в этом году их случилось почти что два. Один был внутритеатральный, непосредственно в юбилейный день, в нем принимал участие творческий коллектив и ближайшие друзья, пришедшие на предпремьерный показ спектакля «Тустеп на фоне чемоданов». Я бы назвала его репетицией собственно бенефиса, который состоится 8 октября с приглашением почтеннейшей публики. Было много слов любви, уважения и восхищения, связанных и с личностью юбилярши и с только что увиденным спектаклем, который был поставлен специально для ее бенефиса режиссером из Беларуси Сергеем Куликовским.

Пьесу эту выбрала Бекетова сама – и привлекла ее лирическая добрая интонация американского автора Ричарда Баэра. Захотелось сыграть светлую историю, ведь в последнее время ей не раз приходилось умирать на сцене, один из поклонников даже зарифмовал: «Актриса эта в каждой роли играет символ женской боли».    

Мы встречаемся с Кристиной Мильман в день годовщины смерти ее мужа. Встречаемся среди коробок, в которые пакуют вещи, так как она решила покинуть обжитой дом и уехать, спастись от горечи одиночества. Герман Льюис появляется среди этих сборов с претензиями. Супруги Льюис и Мильман много лет дружили семьями, теперь от каждой семьи осталось по половинке. Еще почти ничего не сказано, а зрители понимают: что-то должно произойти…
    
Бекетова играет судьбу. Мы понимаем, как жила она все годы с мужем, и она так женственна, элегантна, кажется, чувствуешь запах ее духов…
    
Впрочем, не будем предвосхищать события.
    
8 октября зрители впервые увидят спектакль, примут участие в чествовании бенефициантки и смогут еще раз оценить и многогранность и цельность ее натуры и таланта.

Мария Смирнова («Ева», 6 октября, 2007 г.)







.




На главную
634050, г. Томск, пл. Ленина, 4.
Тел.: 906-837, 906-845
e-mail: drama@tomskdrama.ru
Yandex.Metrica