Карта сайта Напишите нам На главную

Афиша   Приобретение билетов   Спектакли   Труппа   Руководство   Новости   Пресса о театре  
Документация   Партнеры   О театре   Услуги   Контакты  
Версия страницы для слабовидящих
Александр Шрейтер. Театр как жизнь

Человек может прожить без пищи около месяца, без воды - несколько суток. Есть люди, которые не представляют жизни без театра, потому что для них вся жизнь театр, а театр – вся жизнь…      

Знаете вы, что такое мечтатель? В нем есть что-то от всех его романтических персонажей, так как каждая роль - всего лишь отражение того, что в нем уже есть. В его глазах, больших и темных, в его лице есть что-то иконописное, неуловимые знаки - свидетельство того, что передо мной поразительно чувствительный, ранимый и необыкновенно глубокий собеседник, цельная личность. Его роли говорят о том, что он - человек ищущий, сомневающийся. Это он, Мечтатель из «Белых ночей», шагнувший со сцены в город, полный суетливых прохожих, холодных огней витрин, но равнодушный и пустой. Романтический юноша прогуливается по Набережной, затем заходит в театр... и начинаете его другая жизнь, все так же наполненная греза и фантазиями.

Что нужно, чтобы быть актером? Кураж, амбиции? Нет. Когда ты не можешь представить свою жизнь без сцены, кулис, театра. В театре не может быть случайных людей. В космическом танце складываются созвездия, чтобы появился Актер. Александр никогда не думал о театре.

- Раньше, до 11 класса, даже не думал об актерстве. Хотел быть, как все, например, юристом. Кроме школы, каждое воскресенье ходил в городской штаб старшеклассников при Дворце творчества. Вслед за братом Андреем я стал посещать драмкружок, затем он поступил в Новосибирское театральное училище. Я тоже решил попробовать – почему бы и нет? В это время открылся набор на курс при Кемеровском драматическом театре.

Из шахтерского городка Прокопьевск Александр Шрейтер приехал в Кемерово и поступил в Институт культуры. В это время главный режиссер Кемеровского областного театра драмы Борис Нифантьевич Соловьев набирал курс при театре…Казалось бы, вот оно – будущее. Но…

- На четвертом курсе мы своими силами пригласили разных режиссеров. Приехали из Минусинска, из Прокопьевском. На наш дипломный спектакль приехал Юрий Пахомов с Геннадием Аркадьевичем Сокуровым, директором Томского драмтеатра. Спектакль посмотрели и пригласили пятерых из нас в Томск: меня с братом, Сергея Сидорова, Пашу Овечкина, который сейчас ушел из театра по личным обстоятельствам, Лена Никитина уехала из Томска и учится в ГИТИСе в Москве.

Театр так просто не отпускает тех, кто принадлежит ему по крови. У Александра не могло сложиться иначе, судьба направляет его по нужному пути. Несмотря на то, что родители далеки от мира искусства – отец шахтер, а мать медработник, они не мешали его выбору, наоборот, мама всегда помогала и поддерживала выбор детей.

В драматическом театре молодых актеров приняли хорошо, томские коллеги Евгений Платохин и Владимир Тарасов учили уму разуму. Так что проблем  с тем, чтобы влиться в коллектив, не было. Но в первую очередь Александр вспоминает своих первых педагогов, которые научили их учиться, среди них Борис Нифантьевич Соловьев, заслуженная артистка Светлана Анатольевна Потанина. Борис Нифантьевич, в последствии это говорили и другие режиссеры, определил его амплуа, как герой-неврастеник, герой-романтик. По словам Александра, такой типаж довольно редко встречается, например, у Олега Даля. Это может сыграть с актером злую шутку. Режиссер и благодарный зритель могут поймать актера  в ловушку, определят его границы в пространстве сцены, театра. Ак¬тер взрослеет, меняется, но теперь уже маска руководит им. Зритель, режиссер не хотят отказываться от привычного, полюбившегося им образа.

- Хороший актер должен быть универсален. Мне по душе, ближе и понятней тип героя-романтика. Мне кажется, что того пространства, в котором я работаю, мне хватит на всю оставшуюся жизнь. Здесь столько дверей, которые можно открывать и уходить в такие глубины... Дай бог, чтобы хватило таланта.

Мы говорили с Александром об одиночестве, таланте, о любви. О том, в какие сложные взаимоотношения они вступают в актерской судьбе...

- Все хорошие актеры плохо кончают. Вообще, сама профессия актера заключается в разгадывании материала. В хорошей драматургии все, как правило, заканчивается плохо, поэтому, разгадывая персонажей, чем больше узнаешь, тем больнее, наверное, делаешь себе. Если взять пьесы про любовь, «Ромео и Джульетту» например, все они плохо заканчиваются. В любом случае, любовь - это божий дар. Кому-то она, эта самая любовь, и не нужна, кому-то достаточно симпатии, чтобы жить в браке. Актера могут окружать множество друзей, знакомых, но жить с ним безумно сложная работа.
   Наши педагоги учили, что без любви на сцене делать нечего. Ты видишь что-то, что вдохновляет тебя на любовь, и живешь этим на сцене. Но настоящая любовь - один процент из тысячи, или из миллиона, так же, как и талант, дар, правильнее сказать, гений. Не знаю, что такое талант, но, как учил наш педагог, это 99 процентов работы и один процент от Бога. Так что все в твоих руках.

«Право, верить готов в иную минуту, что вся жизнь не возбуждение чувства, не мираж, не обман воображения, а что это и впрямь действительное, настоящее, сущее!» - кричит Мечтатель Достоевского. С ним сквозь время, на другой Набережной, в полупустом театре согласен Александр Шрейтер. Счастье в иллюзии, мечтах, и он счастлив, воплощая их в жизнь.  

- Счастье - это, когда ты приходишь на работу, а тебе за это еще и деньги платят. Любая творческая деятельность сродни патологической зависимости. Актер, как наркоман, выходит каждый день на сцену, чтобы чувствовать, контактировать с зрительным залом, обмениваться энергией. Да, о таланте через много лет вряд ли кто-то вспомнит, актерская профессия сиюминутна, мимолетна, как дыхание

Драматический актер Александр Шрейтер приехал в наш город 5 лет назад, с тех пор в его репертуаре разные роли - и трагические, и комедийные, актер любим и узнаваем томской публикой. Конечно, у каждого актера есть мечты о своей роли, но Александр сейчас не думает об этом. Ему интересно поработать над персонажем Незнамова из «Без вины виноватых», интересны его судьба, жизнь, переживания; над «Борисом Годуновым». Но сыграть не самого царя, а Гришку Отрепьева.

- Отчасти потому, что, когда я учился в Кемеровском театре, видел этот спектакль и примерял на себя эту роль. Внимательно следил за актером, заслуженным артистом Александром Павловичем Желтовым, у него и учился. Наверное, каждый актер мечтает о роли без слов. Высшим мастерством для меня является моноспектакль. Когда мы репетировали «Белые ночи», режиссер Татьяна Владимировна Аркушенко говорила мне, что это, фактически, мой моноспектакль - моя история жизни. Но для того чтобы сделать свой моноспектакль, у меня недостаточно опыта.

«Есть что-то неизъяснимо трогательное в нашей.. [томской] природе, когда она, с наступлением весны вдруг выкажет всю мощь свою, все дарованные ей небом силы, опушится, разрядится, упестрится цветами…». Совсем как у Достоевского. Для томского мечтателя Александра Шрейтера так же, как и Мечтателя из «Белых ночей», город имеет большое значение, в Томск он просто влюблен.

- Мы ездили по разным городам. Они появляются моей жизни по степени значимости: я родился в Прокопьевске, это шахтерский город, жутко страшный. Затем Кемерово и Томск. Для меня нет города уютнее и роднее и в отношении архитектуры, особенно в отношении людей. Зритель здесь действительно классный, театральный. Вообще, идеальный зритель должен подготовлен. Прежде чем смотреть спектакль, нужно прочитать пьесу, потом смотреть, каким образом режиссер решил эту идею, что привносит в трактовку образа актер. Но зритель бывает разный: кто-то девушкой в театр, а кто пива в буфете выпить. Верю, что в Томске появится возможность работать и зарабатывать в профессии.

Отдавать себя другим, видеть, как искренние эмоции доходят до зрителя - в этом смысл его жизни. «Но миг проходит, и, может быть, назавтра вы встретите опять тот же задумчивый и рассеянный взгляд как и прежде, то же лицо...», - пишет Достоевский. Актер - это не профессия, не призвание. Не вся жизнь театр, а театр - вся жизнь...

Мария Шишковская (журнал «Персона», №11 - 2007)





            





На главную
634050, г. Томск, пл. Ленина, 4.
Тел.: 906-837, 906-845
e-mail: drama@tomskdrama.ru
Yandex.Metrica