Карта сайта Напишите нам На главную

Афиша   Приобретение билетов   Спектакли   Труппа   Руководство   Новости   Пресса о театре  
Документация   Партнеры   О театре   Услуги   Контакты  
Версия страницы для слабовидящих
Думать на сцене не вредно

Разговор проходил в кабинете главного режиссера.

- Слава, ты понимаешь, что начинать актерскую карьеру в двадцать семь лет будет сложно? Ты – сформировавшаяся личность со своими принципами и убеждениями. Придется себя ломать, - хмурил брови Олег Пермяков.

- Понимаю, Олег Рэмович. Я к этому готов.


40 МИНУТ ВОКРУГ ТЕАТРА

Решение ступить на поприще профессионального актера было непреклонным. Знакомые, не понаслышке знавшие как «тяжела и неказиста жизнь советского артиста», отговаривали его от этой затеи. Но актер Театра драмы Вячеслав Радионов, а тогда - выпускник политехнического института, геолог и по совместительству участник Литературно-художественного театра ТГУ жить без сцены уже не мог.

Отважился попроситься к Олегу Рэмовичу в труппу Вячеслав не случайно. Главреж томской драмы заметил его еще в спектакле ЛХТ «Моя парижанка». На вопрос руководителя театра: «Как премьера?», Пермяков ответил: «Есть там у тебя один классный парень». И Радионов об этом знал. Потому, побродив 40 минут вокруг театра, решился-таки  пойти на разговор к режиссеру.

Воспитанником Пермякова, кстати, он стал дважды. Через год Олег Рэмович принял его на актерский курс, который вел в колледже культуры и искусств.  

Геологическое прошлое, впрочем, тоже не прошло бесследно. В наследство от длительных экспедиций, а Вячеслав за годы студенчества обошел всю тайгу вдоль и поперек, осталось немыслимое упорство в достижении цели.

- Придти на сцену в зрелом возрасте действительно нелегко. Слава в силу своего характера как актер смог добиться многого, - считает завлит театра драмы Мария Смирнова. – Знаю, что режиссеры с удовольствием с ним работают. Многие отзывались  о нем как о толковом артисте, который глубоко вникает в драматургический материал.  

Долгий и непрямой путь к сцене сказался на отношении к ней. Сказалось и врожденное «патологическое» чувство ответственности. Как заметит одна из коллег Радионова: «На Славу можно положиться железобетонно». К каждому выходу на сцену Вячеслав готовится основательно. У него и работоспособность отменная:  проходит одна - две репетиции, и актер знает не только свой текст, но и текст партнеров. И потом, он профессионально вводится в спектакли. Комедию «Семейный портрет с посторонним», где он сыграл одну из главных ролей – Михаила, восстановили всего за пару дней.


РУКА ПОМОЩИ

Вводы в спектакли – история особая, нервная. Когда уходит прежний исполнитель роли, возникает опасность, что «посыплется» актерский ансамбль, а вслед за ним и вся постановка. Тяжело приходится и основному составу, и новичку. В творческой судьбе Вячеслава это стихийное бедствие случалось не единожды. Дилогия «Семейный портрет…», комедии «Он, она, окно, покойник», «Слишком женатый таксист»… Испытания были выдержаны с честью. Те, кто видели спектакли в первоначальном составе, отмечают: Радионов существует в них весьма точно и органично.

Ничто не проходит бесследно. Молодая артистка Елизавета Сергеева, которую вводили на роль Хавы в «Поминальную молитву», по сей день благодарна коллеге за проявленную чуткость. Говорит, что когда Вячеслав (в спектакле муж Елизаветы) по мизансцене держал ее за руку, это была не только игра - она чувствовала поддержку партнера.

Равно как и его герой – гвардеец Ле Бре, который не просто с дружеской, но с отеческой заботой относится к Сирано де Бержераку, Радионов печется и о своих молодых соседях по гримерке.

- Я все время повторяю Вячеславу Михайловичу: ты – добрый. Вижу, как он искренне за нас переживает. Всегда придет на помощь: это касается и ролей, и жизни вне театра. Причем, сам увидит, что тебе нужна поддержка, -  говорит Максим Коваленко.    


МЫСЛЬ, А НЕ ЭМОЦИЯ

Если бы потребовалось рассказать об артисте Радионове в одной фразе, она звучала бы так: работать любит и умеет. У него всегда масса идей. Человек стихийно творческий, Вячеслав пишет сценарии праздников (в том числе, в стихах). Он востребованный ведущий. Наконец, актер мастерски управляется с гитарой. На дружеских посиделках Радионов может петь ночь напролет, и ни одна песня не повторится. Он и на вечерах желанный гость вместе с подругой-гитарой. Когда артист на день КГБ исполнял песню, написанную солдатами в Афганистане, один из виновников торжества сказал организаторам праздника: «Молодцы, что нашли человека из наших». А, услышав, что Вячеслав никогда не воевал, искренне восхитился: «Надо же! А пел так, будто через это прошел!».        

Радионов и сам пишет песни. Исполнял их на авторских концертах в «Аэлите», писал для постановок ЛХТ и томской драмы. Нельзя не вспомнить в связи с этим роль Хора в спектакле «Прощание в июне», где Вячеслав проявил не только актерский, но и «сочинительско-исполнительский» талант. Критик Валентина Головчинер после премьеры написала большую статью в «Петербургский театральный журнал», где много рассказывала о его роли.

Артист всегда работает на сцене подробно. В каждой роли ему удается создать точный образ. Сергей Александрович в «Село Степанчиково и его обитатели», Моцарт в «Маленьких трагедиях», Пятеркин в «Васса и другие», Попплтон в «Мадам генерал», Лука Лукич в «РевюZERO»... За последнюю, кстати, Вячеслав отмечен премией фестиваля «Премьеры сезона». Глядя на его героев, не задаешь вопроса: что это за человек и чем он живет.

Есть в театре понятие – думающий актер. Актер, у которого роль продумана, который все на сцене делает осознанно, который транслирует в зал прежде всего мысль, а не эмоцию. О том, что Радионов именно такой артист, говорят и работавшие с ним режиссеры, и коллеги.


ДОСТОЕВСКИЙ В ПОМОЩЬ
  
Как у Вячеслава проходит процесс работы над ролью?

- Для меня важно увидеть моего героя, - делится актер. – Например, долго не получалось ужиться с Шамраевым в «Чайке». Я не мог понять, почему он так озлоблен. А потом вспомнил сюжет из жизни Достоевского, когда его лишили титула дворянства за связь с кружком петрашевцев. Тогда я для себя придумал, что у моего героя в прошлом тоже случилась история, из-за которой он «выпал» из своего привычного круга. Шамраев не дворянин, как другие действующие лица «Чайки». Он для них чужой. Отсюда его злость на весь мир. После этого все в работе над ролью встало на свои места.    

Вот так Достоевский помог Чехову. Широкая эрудиция вообще свойственна Вячеславу. Про него в театре так и говорят: ходячая энциклопедия. Он может часами говорить о литературе, особенно о поэзии серебряного века и о творчестве своего любимого Лорки. Да что там литература…  

- Такое ощущение, что Вячеслав Михайлович знает все. С ним можно обсудить абсолютно  любую тему. Даже просто послушать его интересно, -  считает Максим Коваленко.

Видимо, начитанность и постоянная склонность к рефлексии воспитали в нем еще одно качество, которое отметит Ирина Коваленко:  

- Слава может бегать по театру с взъерошенными волосами, на гримерном столе у него в беспорядке разбросаны какие-то бумаги, книги, банки с кофе. Но при этом в нем такая мощная внутренняя культура! Даже благородство. Сегодня в мужчинах такое встретишь нечасто.    

И уж наверняка эти интеллигентность и благородство помогли Вячеславу сделать значительной роль Жильца в спектакле «Белые ночи». Вот уж где случилось прямое попадание в типаж и характер.

- «Белые ночи» – самостоятельная работа, которую мы делали с несколькими актерам на малой сцене. Это был эксперимент, а Слава не боится рисковать. Он живо откликнулся на предложение, поддержал инициативу, - рассказывает Татьяна Аркушенко.

Она же точно сказала о Вячеславе, охарактеризовав его как актера в одной фразе: «Слава всегда честно работает на сцене. А это в наше время очень важно и ценно».  
  
Елена Штополь («День добрый», 8 февраля, 2008 г.)  






На главную
634050, г. Томск, пл. Ленина, 4.
Тел.: 906-837, 906-845
e-mail: drama@tomskdrama.ru
Yandex.Metrica