Карта сайта Напишите нам На главную

Афиша   Приобретение билетов   Спектакли   Труппа   Руководство   Новости   Пресса о театре  
Документация   Партнеры   О театре   Услуги   Контакты  
Версия страницы для слабовидящих
Эротическая сказка Ученого Кота (Д. Балыко "Психоаналитик")

Как только заговорил Ученый Кот, обольстительно извиваясь и пританцовывая у шеста, сразу стало ясно, почему главный режиссер Томского драматического театра Юрий Пахомов счел нужным предупредить премьерную публику о риске, на который пошел театр, открывая сезон современной пьесой. Его извинительные интонации, недомолвки, оговорки и ссылки на особенности новой драмы, стали абсолютно понятными, когда в речи персонажей появились слова, естественно звучащие в кабинете сексопатолога, но очень непривычно со сцены.

Не знаю, уютно или не уютно чувствовали себя ректоры Вячеслав Новицкий и Анатолий Кобзев, депутат Лев Пичурин, которые пришли на премьеру с женами. Не берусь также утверждать, что слух зрителей старшего поколения был оскорблен частым употреблением медицинских терминов «оргазм», «член». Но некоторые зрители в антракте сожалели, что не все афоризмы Ученого Кота запомнили. А хотелось бы. Видимо, чтобы где-нибудь при удобном случае ввернуть: «Лучше поздно, чем никому» или «в горизонтальном положении мозг не выше других органов».

Словом, я «не скажу за всю Одессу», но меня охватывал спортивный азарт: получится или не получится у Сергея Куликовского из пьесы среднего достоинства сделать шедевр. Ну, шедевр не шедевр, а приличный спектакль получился. Кассу он собирать будет, для театра это хорошо. Да и для зрителя тоже неплохо. Как и в целом для города.

***

Это еще одно знакомство томичей с новой драмой.  Спектакли ярких представителей этого направления драматургии – «Божьи коровки возвращаются на землю» Василия Сигарева (Театр драмы) и «Калека с острова Инишмаан» Мартина МакДонаха (ТЮЗ) - получили горячий отклик в прессе и имели свою публику. Хотя рассказывали они о маргиналах, пьяницах и наркоманах, о жизни беспросветной и мрачной, действие разворачивалось на затерянном острове или рядом с кладбищем, а речь персонажей была замусорена сленгом и даже матами. Но это была правда жизни, о которой вслух в храме искусств говорить было не принято. Даже ирландская сага о калеках и простодушных пьяницах оказалась созвучной по умонастроению томичам.

Возникшая как infant terrible в театральном искусстве, новая драма сначала завоевала подвалы, малые сцены, экспериментальные площадки, а теперь уже вышла на большие и даже легендарные сцены страны, как МХТ. У нее появились свои фестивали и конкурсы, свой круг авторов и даже любимчиков. Так что если Томский театр драмы и рисковал, открывая сезон пьесой современного и пока мало известного автора, то рисковал в разумных пределах.

Тем более, он подстраховался именем режиссера. Имя Сергея Куликовского после его постановок Баэра «Тустеп на фоне чемоданов», Олби «Не боюсь Вирджинии Вулф», Уайльда «Как важно быть серьезным» стало символом хорошего вкуса и тонкой, умной режиссуры. Вот даже на львовском фестивале «Золотой лев» спектакль «Не боюсь Виржинии Вулф» собрал аншлаговый зал, восторженные отзывы критики, местной прессы и публики. Что любопытно, об этом рассказал начальник областного департамента по культуре Андрей Кузичкин, который был свидетелем теплого приема томичей в Западной Украине. На той же традиционной встрече с прессой и завсегдатаями Томской драмы, было сделано заявление, что Сергей Куликовский в этом сезоне будет работать очередным режиссером. И это весьма радостное известие.

К слову, для Куликовского встреча с пьесой Дианы Балыко уже вторая, именно он в прошлом году вывел ее «Психоаналитика» на витебскую сцену. Кроме Витебска и Томска пьесы Балыко идут в театрах Москвы, Минска, Львова. Выпускница Белорусского университета, историк по первому образованию, поэт по складу характера, стала писать пьесы после того, как испробовала на вкус журналистскую работу в американских и российских СМИ, выпустила шесть книг по психологии отношений (а может быть, не «после», а «во время»), специалист по НЛП. Сегодня в ее творческом багаже – одиннадцать пьес и диплом Литинститута.

***

Так что можно считать, что «Психоаналитик» - отчасти автобиографическая история. Иронию же, с которой обрисована главная героиня Вера Андреевна, уместно назвать самоиронией. Елена Саликова играет шаржированный, но весьма обаятельный образ психоаналитика по неволе. Резюме Веры Андреевны умещается в одно газетное объявление: бывшая хозяйка рекламного агентства, страдающая депрессией, живущая без мужа, проводит сеансы психотерапии, специализируюсь на семейных отношениях. За внешним глянцем «эффектной женщины средних лет», с деловой хваткой - женское одиночество и страстное желание быть любимой. Актриса без нажима, легкими штрихами подчеркнула глуповатость и наивность своей Веры Андреевны, но и дала почувствовать, что ее героиня – не пустышка. В Вере Андреевне легко угадывается  тот тип бывших советских людей, которые, как хрестоматийная кухарка, вынуждены заниматься тем, о чем и представление не имеют. Помоги себе, а потом подумай о других – вот их заповедь. Потому что такое время, потому что такова наша сегодняшняя жизнь – кто смел, тот и счастье поимел.

Альберт, психоаналитик, консультирующий Веру Андреевну, ставит точный диагноз и времени и тому, чем занимается его пациентка – шарлатанство, а ее саму называет аферисткой. (Тут уместно сказать, что пьеса Балыко называется «Психоаналитик для психоаналитика»). Вячеслав Радионов воплощает тип обаятельного циника, мажора, который удачно вписался в изменившиеся обстоятельства. Если раньше все «сердечные» проблемы доверяли друзьям и подругам, то теперь модно ходить к психоаналитику.

Хотя на поверку выходит, что такие подруги, как Райка, (Галина Савранская играет неукротимую оптимистку), дают советы лучше всяких психоаналитиков. Причем бесплатно.

***

Автор обозначила жанр «Психоаналитика » как «эроти(лири)ческая комедия». Режиссер сделал акцент на лирическом начале (недаром же драматург предупредил: пьеса о любви), поэтому в программке написано: лирико-эротическая комедия. А я бы отнесла историю Веры Андреевны и ее пациентов к производственной драме. Но если раньше писали о сталеварах и шахтерах, то теперь о мальчиках по вызову, о молоденьких женах бизнесменов (это тоже профессия – быть красивой куклой «папика»). Если в советское время муж с женой в постели обсуждали проблемы производства, то в наше – постельные проблемы стали производственными.
Кто такая Вера Андреевна? Это внешний управляющий, у Гельмана он бы назывался «человек со стороны». Кто такие ее пациенты? Обанкротившиеся представители малого бизнеса.

Алекс, которого играет Максим Коваленко, работает стриптизером в баре, а подрабатывает мальчиком по вызову, и его проблема в том, что он не может спариваться в неволе. Актер наделил своего героя-прагматика романтическими чертами. Влюбившийся стриптизер у Максима получился убедительнее, чем хамоватый плейбой.

Проблема Светочки, 19-летней дурочки, выскочившей замуж за своего начальника, который старше ее на 30 лет – в том, что она не созрела для настоящего чувства. Ее любовь оказалась пустоцветом и завяла сразу после свадьбы. В первый премьерный вечер Светочку играла Екатерина Мельдер, для актрисы это был дебют на драматической сцене, и дебют прошел удачно. Ее Света - не стерва, не наглая и безмозглая фифа, а инфантильная мещаночка. У нее был шанс - духовно вырасти, ответив на любовь Алекса.

Но в том-то и дело, что в пьесе и в спектакле любовь – понятие не из христианской морали.  Она не может возвысить, очистить. Она лишь средство, а не цель.



***

Жанр этого спектакля можно было бы назвать и эротической сказкой. Присутствие Ученого Кота, который и является рассказчиком истории, дает на это полное право. Кот, который по замыслу драматурга является Альтер-эго Веры Андреевны, в исполнении Натальи Абрамовой – этакий чертенок, мелкий бес. Он интригует, соблазняет, провоцирует. У Наташи он вышел не просто ученым, то есть умным, но потрясающе пластичным, артистичным, забавным, смешным и самым симпатичным персонажем этой истории.

Заявление Кота в самом начале спектакля: «Я покажу вам сказку, не простую сказку, а эротическую», заставило вспомнить о пушкинском ученом коте, который живет у Лукоморья. Только Кот в постановке Куликовского ходит не вокруг дуба, а вокруг шеста. И не просто ходит, но еще и танцует эротические танцы, превращая кабинет психоаналитика в стриптиз-бар.

Режиссер ввел в спектакль еще одного персонажа  – Жанну Агузарову. Она - героиня «за кадром», звучит только голос, но и этого вполне хватает, чтобы внести драйв и сумасшедшее обаяние в эту производственно-эротическую историю. Песни Агузаровой стали эмоциональным стержнем спектакля, красивой рамой, в которую вставлена история, сочиненная Балыко. Кстати, у Агузаровой есть песня о кошках. Она не звучит в спектакле, но не эта ли песня навела на мысль использовать именно агузаровские песни?

Аранжирована пьеса в бродвейском духе – песни, танцы несут значительную смысловую нагрузку, они накаляют атмосферу и закручивают пружину интриги.  Балетмейстер Екатерина Авдюшина и художник Светлана Макаренко сделали все, чтобы камерная пьеса не потерялась в пространстве большой сцены.

Любая сказка и комедия должны заканчиваться хорошо, а статья об эротической комедии простым выводом: не ищите психологической глубины в спектакле, лучше расслабьтесь и получайте наслаждение.

Татьяна Веснина («Томский вестник», 6 ноября, 2008 г.)




На главную
634050, г. Томск, пл. Ленина, 4.
Тел.: 906-837, 906-845
e-mail: drama@tomskdrama.ru
Yandex.Metrica