Карта сайта Напишите нам На главную

Афиша   Приобретение билетов   Спектакли   Труппа   Руководство   Новости   Пресса о театре  
Документация   Партнеры   О театре   Услуги   Контакты  
Версия страницы для слабовидящих
Должность - актер (засл.арт. России Геннадий Поляков)

В малом зале драмтеатра ни одного свободного места, даже в проходе между рядами выставлены дополнительные стулья. Ожидаем постановку «Почему Колумб открыл Америку?» по пьесе Е. Гришковца «Зима». Перед спектаклем с ухмылкой наблюдаю над расшалившимися в зрительном зале школярами. Всем известно, что это за публика: громко смеются, переговариваются, вертятся. Однако я не впервые на этой постановке и не без удовольствия думаю, наблюдая за недорослями: «Сейчас Поляков с Сидоровым уважать себя заставят», — и не ошибаюсь. Действие начинается, и через пять минут над зрительным залом уже висит звенящая тишина. Невозможно оторвать от сцены восхищенного взгляда и хочется просто смотреть и слушать!

Пьеса смотрится на одном дыхании, заставляет зрителя работать, актерская самоотдача будит давно забытые эмоции, переживания: сразу вспоминается, как сам, подобно герою „Зимы“, обижался на родителей, которые снова подарили на день рождения вместо «велика» какую-то ерунду, как волновался на первом свидании, как неловко чувствовал себя на вечеринке среди незнакомых людей или будучи поздним гостем у друга.

Эта постановка — концентрат чувств, страхов, комплексов, переживаний. Именно она стала для Геннадия Павловича Полякова — заслуженного артиста России, любимца томской публики, коллег — дебютом на сцене Областного драматического театра (до этого он работал в Томском ТЮЗе, в Северском театре для детей и юношества). Насколько все-таки щедро одарила этого человека природа талантом и актерским обаянием! А он щедро одаривает нас ими со сцены. У актера Геннадия Полякова девятого мая день рождения. Геннадий Павлович накопил большой сценический опыт, и с каждым сезоном его «послужной список» растет. Для читателей «Персоны» размышления актера о зрителе, о творческом поиске, о времени и о театре.

Из должностной инструкции: «Театральный актер создает на сцене художественный образ с целью воздействовать на зрителя, вызвать у него ответную реакцию»

Ругать или хвалить актеров кажется нам таким естественным занятием, однако мало кто к себе, как к зрителю, предъявляет высокие требования. Мы приходим в театр, в это странное место, смотрим на сцену, а на ней течет своя жизнь, похожая на нашу, и мы будто подглядываем за актерами и забываем, что они в свою очередь тоже подглядывают за нами. «Когда выходишь на сцену — сразу чувствуешь, как пойдет спектакль, — делится Геннадий Поляков. — И всегда радостно попасть в ауру взаимопонимания, когда не только ты что-то даешь, но и в ответ получаешь».

Не всегда, к сожалению, везет со зрителем: в силу возраста, жизненного опыта, сложности темы, он может быть не настроен на восприятие постановки, и задача актера — преломить изначальный стереотип, привлечь внимание, «заиграть» зрителя. И когда возникает контакт зрителя и актера — эти флюиды всегда чувствуются, тогда наступает взаимное удовольствие.

Геннадий Павлович делится опытом одной из недавних премьер: «Сейчас ставим „Оскар и Розовая дама“, в котором играю Оскара. Спектакль начинается с моих слов: „Я болен раком, я лежу в больнице“. После чего у зрителя, наверное,  сразу возникает отторжение: „Не надо, у меня и так проблем по горло, что вы еще меня тут будете грузить…“ Рак — страшная болезнь, протекающая с осознанием безысходности».

Как говорить на такую сложную, деликатную тему и при этом не «отпугнуть» зрителя? Сложная задача стоит перед актером. «И поэтому спектакль сделан в некоторой игровой манере, — продолжает Поляков. — Начинается с того, что я, взрослый человек, нахожу эти письма, начинаю их читать, переодеваюсь, начинаю применять какие-то детские реакции, резкие переходы из одного состояния в другое, и зритель постепенно втягивается в действие и начинает воспринимать. В финале, когда мой герой пообщался с Богом, примирился с родителями, узнал, что такое любовь — он уходит уже совершенно спокойно, он прожил свою жизнь».

Из должностной инструкции: «В процессе работы актеры тесно связаны со своими партнерами, режиссером, они вместе создают художественное целое»

Если Поляков запал на интересную, как ему кажется, идею, то будет обдумывать ее днем и ночью, искать и пробовать. Он «заболевает» ею и заражает коллег и режиссера, они вместе месяцами вынашивают творческий замысел, до тех пор, пока не придет видение того, как его воплотить, как свою идею сделать реальной, видимой, осязаемой: «„Зиму“ Е. Гришковца я увидел на одном из фестивалей в исполнении красноярских актеров, и эта пьеса показалась мне очень глубокой, с мощными по «эмоциональному попаданию» в зрителя планами. Мы с Андреем Сидоровым принесли пьесу главному режиссеру театра драмы Юрию Пахомову, и он согласился попробовать. Мы очень долго репетировали начало — этюд, идущий до первого слова, написанного Гришковцом, но цельная картина пока не вырисовывалась. Потом мы уехали в отпуск, вернулись осенью, мне позвонил Пахомов: „Приезжай, я придумал, как делать спектакль“. И мы настолько быстро все поставили, что до премьеры оставалась неделя, а у нас был готовый спектакль — такое редко бывает! Во время репитиций у нас и понятия не было «артист», «режиссер» — мы все вместе выдумывали, спорили. В такой обстановке три репетиционных часа пролетают незаметно». В пьесе «Эмигранты» Славомира Мрожека говорится, что человек свободен тогда, когда сделал свой выбор. Жизнь в том и заключается, что мы снова и снова встаем перед выбором. Когда в творческом поиске, в ситуации творческого выбора решение разных людей совпадает — это счастье от работы и упоение ею. Геннадий Поляков знает, что это такое.

Хороший режиссер, когда берется за пьесу, знает, что он будет делать, а как это сделать и способы воплощения задуманного он вместе с артистами ищет на репетициях. Работа режиссера сродни работе художника, все зависит не только от таланта самого художника, большую роль играет качество красок. И у режиссера тем больше возможностей, чем больше разноплановых артистов, ведь чем больше струн у инструмента, тем он многоголоснее. Важно, чтобы эти звуки не шли вразнобой — постановка, как дитя, будет такой, какие отношения между ее «родителями». В ссорах, обидах, взаимных оскорблениях, недопониманиях, недосказанностях хороший спектакль родиться не может.

«Я не вижу смысла на кого-то дуться, с кем-то не разговаривать — это никому не приносит радости. Допустим, я с испорчу с коллегой отношения, а потом буду с ним целоваться-обниматься на сцене… Нет. На обиды уходит много времени и сил, а потом выходишь на сцену, и что?» На мое предложение продолжить фразу: «Я люблю жить в…» Павел Геннадьевич говорит: «…Любви!» И сам ее дарит, покоряет его теплая аура, дружелюбие, созидательность. Поляков с гордостью и любовью рассказывает о сыне Павле, который тоже актер, работает в новосибирском театре «Красный факел», о дочери Ирине, которая учится на первом курсе ИМОЯК ТПУ, о пятилетнем сынишке, о друзьях, коллегах, родных — на всех его любви хватает.

Из должностной инструкции: «Театральный актер на основе сценического перевоплощения создает характер».

«У меня это сложно, — признается Геннадий Поляков. — Я работаю в театре с 1981 года, переиграл массу ролей, и каждая принимается с небольшой опаской. Это как с новой книгой — пусть говорят, что она хорошая или плохая, но ты-то пока не знаешь, открываешь, начинаешь читать и все время есть опасение: получишь удовольствие или нет. Так и с ролью — всегда, как в первый раз, наверное, в этом есть какая-то прелесть. Каждый спектакль — живой, незаписанный на пленку. Как пройдет?

В «РевюZERO» я играл городничего, а Максим Коваленко — Хлестакова. К сожалению, играли мы его недолго, в спектакле было задействовано много актеров, студентов, все как-то поразъехались. А тут случилось, что Владимир Михайлович Костин, тогда преподаватель филфака ТГУ, устраивал в Научной библиотеке праздник, посвященный дню рождения Гоголя. Он попросил нас  с Максимом сыграть сцену первой встречи Городничего с Хлестаковым в гостинице. К тому моменту мы уже не играли спектакль три месяца, и, видимо, от того, что мы по нему истосковались, что он нам нравился, что у нас больше не будет этого спектакля — мы так сыграли!.. И потом, когда вышли на улицу Макс мне говорит: „Слушай, Палыч, как классно! Ты сегодня вообще какой-то…, я на тебя новыми глазами посмотрел“. — „Макс, то же самое“. Это всегда эмоция.
С чем это можно сравнить? Я летом приезжал к сыну в Новосибирск, он живет на шестом этаже старого дома, с большими пролетами. И когда подходишь к лестнице, бывает ощущение, что сейчас тебе будет тяжело подниматься, а бывает, что просто взбегаешь наверх, даже не задумываясь, что это высоко, что надо будет остановиться, отдышаться».

Как насыщенно по эмоции перевоплощение, так отнимает время и развоплощение. После спектакля Поляков не ляжет спать до часа-двух ночи, потому что эмоциональное состояние — далекое ото сна. Нужно посидеть, покурить, чтобы телевизор мелькал, поразгадывать кроссворд, почитать хорошую литературу — в общем, вернуть состояние покоя.

В 1996 году Сергей Афанасьев в Северске ставил «Продавца дождя» по Ричарду Нэшу. Геннадий Поляков играл в нем главного героя — Старбака. В 2010 году уже в Новосибирске сын Плякова Павел тоже играет продавца дождя. Геннадий Павлович делится впечатлением от современной постановки: «Я смотрел ее и понимал, как идет время. В 1996 году были другие герои, другой Старбак. В отношениях между мужчиной и женщиной было убрано все плотское, оставлено только платоническое, несмотря на то, что у Нэша совершенно конкретно звучат слова Старбака: «Ты даже не веришь, что ты — женщина, а если женщина не верит, что она женщина — она и вправду не женщина». Он выстраивает с Лизи такие отношения, что девочка просто расцветает, дарит ей уверенность в себе, и не потому что он патетик, а потому, что он совершенно конкретный мужик. В 1996 году это была красивая сказка, сегодня же главный герой более циничен, конкретен, более сконцентрирован, изощрен, находит множество способов, чтобы в конце концов добиться своей цели и обмануть всех. Сегодня — его время: прагматичное, колючее».

Актер напряженно вглядывается в движущееся время, перерабатывает, «пережигает» в себе жизненные ситуации, прописанные в сценарии, обретает житейский опыт, становится мудрым и несет эту мудрость зрителю. В «Продавце дождя» есть фраза: «Человек, который не замечает, как меняется время — мертвый». В театре мы смотрим на игру, и получаем импульс для осмысления собственной реальной жизни, своих поступков и времени, в котором живем. А еще влюбляемся в актеров, которые дарят нам новые эмоции, радость. Это психологически объяснимо — невозможно остаться равнодушными к человеку, который дарит тебе добрую эмоцию, новую идею, осознание себя. Хочется пожелать Геннадию Полякову дальнейших творческих успехов, ведь это приносит зрителю счастье.

Марина Черкашина (журнал "Персона")




На главную
634050, г. Томск, пл. Ленина, 4.
Тел.: 906-837, 906-845
e-mail: drama@tomskdrama.ru
Yandex.Metrica