Очарованный странник

все новости

История о том, как геолог в театр ушёл и не вернулся

Есть люди, которые как будто бы никогда не стареют. Да, у них однажды обнаруживается седина, на лице проступает лёгкая сетка морщин, во взгляде появляется всё больше глубины и грусти. Их походка становится менее стремительной, а движения более плавными. И всё же они остаются поразительно юными – любопытными, беспокойными, ищущими новых впечатлений и опыта. Такие люди не стесняются в любом возрасте становиться учениками, готовы пробовать новое, рисковать и удивляться. И голос у них нередко остаётся молодым и звонким – таким голосом очень удобно смеяться, декламировать стихи и петь. Вячеслав Радионов, актёр Томского драматического театра, именно из такой породы людей, в чём он не стесняется признаваться.

Рано стал отцом

Он был очень серьёзным мальчиком. Даже зажатым. Почти никогда не смеялся – так, чтобы заразительно, громко, взахлёб. С детского сада панически боялся сцены, отказывался выступать на детских утренниках и школьных мероприятиях. Хотел быть лётчиком. Потом военным. Но в девятом классе начитался книг инженера-геодезиста, путешественника и таёжного исследователя Григория Федосеева («Злой дух Ямбуя», «Смерть меня подождёт») и решил стать геологом. Поступил в Томский политехнический институт на геологоразведочный факультет… и уже на первом курсе попал в театр. В качестве актёра.

– У меня появилась девушка, – улыбается Вячеслав. – Она была заядлая театралка, хотела выходить на сцену, поэтому пошла в Литературно-художественный театр (ЛХТ) ТГУ. Я за ней. Девушка меня потом бросила, из театра ушла, а я остался. Так вышло, что ЛХТ пробудил во мне ростки творчества, которые, видимо, были спрятаны глубоко внутри. Вдруг оказалось, что я могу быть открытым и общительным, могу писать стихи и песенки, могу играть на сцене. Именно этот театр помог мне раскрыться в жизни и в итоге стать тем, кто я есть сейчас.

Возникшая в Радионове страсть к игре и творчеству подтолкнула вперёд и другие сферы его жизни. Уже на четвёртом курсе института он женился и через несколько месяцев стал отцом. Кроме того, в Политехе ему предложили пройти переобучение и получить специальность кристаллографа. Томскому научно-исследовательскому институту полупроводников (НИИ ПП) требовался специалист, способный заниматься одним из передовых направлений в области выращивания кристаллов – молекулярно-лучевой эпитаксией. Сейчас этот метод активно используется в нанотехнологиях, а в конце 1980-х им владели немногие специалисты, которых в перспективе ждала успешная научная карьера и сопутствующие ей социальные блага.

Вячеслав Радионов окончил институт, стал кристаллографом, устроился в НИИ ПП, растил сына и продолжал играть в литературно-художественном театре. И тут вдруг в стране во всю ширь развернулась перестройка. За очень короткий срок всё изменилось. Кристаллографы стали никому не нужны, молодые специалисты тем более. Радионова, как и многих других сотрудников НИИ, отправили в продолжительный отпуск за свой счёт. Зарплату платили только на кирпичном заводе, где Слава трудился в свободное от основной деятельности время, зарабатывая квартиру. Некоторые его друзья по институту бросились в новую сферу – бизнес, но Радионова эта область человеческой жизнедеятельности никогда не привлекала. Он уже крепко болел театром и даже начал думать о том, чтобы стать настоящим актёром.

Готов на «Кушать подано»

18 сентября 1993 года Вячеслав Радионов почти сорок минут ходил по площади Ленина вокруг здания томского Театра драмы. Он понимал, на что осмелился – зайти с улицы к главному режиссёру Олегу Пермякову и сказать о том, что он, молодой инженер, всё ещё работавший в НИИ ПП и подрабатывающий на кирпичном и бетонном заводах, хочет выходить на сцену в спектаклях этого театра. Затея сильно смахивала на безумную, но некоторые основания для оптимизма у Вячеслава были.

Пермяков посмотрел спектакль «Моя парижанка», который поставили в литературно-художественном театре, и после этого сказал Валентине Бекетовой, актрисе Томского театра драмы и режиссёру ЛХТ: «Парень у тебя там классный работает». Этим парнем был Радионов, и теперь Слава надеялся, что главный режиссёр Драмы его вспомнит и согласится взять в профессиональный театр. Олег Рэмович выслушал самонадеянного юношу и спросил: «И кого же вы хотите здесь играть? Гамлета? Ромео?» Я ему ответил:

– Нет, на эту сцену я готов выходить даже с одной фразой – «Кушать подано!», – усмехается Вячеслав. – Я действительно был согласен на любые, даже самые маленькие роли, даже без слов, лишь бы играть в этом театре. Я понимал, что у меня нет актёрского образования, что мне 27 лет, но к тому времени я уже не мог жить без сцены, запаха кулис и возможности прожить много разных жизней вместо одной…

Вот так благодаря своей предельной преданности театру, безрассудной готовности служить ему даже в самой ничтожной роли молодой инженер-кристаллограф Вячеслав Радионов ровно 30 лет назад стал актёром Томского драматического театра.

Известный артист и педагог

Через два года после того, как он был принят «с улицы» в главный театр города, Радионов поступил в томский колледж искусств и культуры, получил актёрско-режиссёрское образование. И за 30 лет, которые прошли с тех пор, сыграл более 100 ролей, среди которых немало ролей первого плана и главных.

– Олег Рэмович в качестве главного режиссёра не боялся экспериментировать с артистами. Он давал им роли и смотрел: потянет или нет, – вспоминает Вячеслав Радионов. – И если артист «тянул», то он его начинал продвигать. Мои первые роли были маленькими, не особо заметными. Но уже через год я получил роль первого плана – Эраста в «Единственном наследнике». Через два года Пермяков ставит «Село Степанчиково и его обитатели» и даёт мне играть одну из главных ролей – Сергея Александровича. А потом я сыграл у него Шута в «Короле Лире». Эти действия главного режиссёра меня окрылили, дали мне надежду и веру в то, что я действительно могу быть актёром, что я на своём месте и могу играть не только «кушать подано», но и серьёзные большие роли.

Сейчас актёр Вячеслав Радионов – известный в нашем городе артист, сценарист, режиссёр, автор музыки и песен к спектаклям, театральный педагог. Он выходит на сцену с Томским симфоническим оркестром и с хоровой капеллой ТГУ в рамках литературно-музыкальных программ. Исполняет песни из кинофильмов для шахтёров Кузбасса, отдыхающих в санатории «Ключи», и делает свои музыкальные моноспектакли на сцене томской Драмы. Он учит актёрскому мастерству и сценической речи школьников детской школы искусств № 4, студентов Института искусств и культуры ТГУ, вокалистов университетской капеллы и сам постоянно учится чему-то новому. Например, освоил монтаж видео и сделал всю анимацию, которая шла на большом экране в спектакле «Председатели земного шара». Он пишет сценарии и делает театрально-концертные постановки. Он не ушёл из литературно-художественного театра ТГУ и сейчас является режиссёром этого театра. Несколько дней назад Вячеслав Радионов получил медаль «За вклад в культуру Томской области».

Подвижный как мальчишка

Кажется, пришло время почивать на лаврах. Но Вячеслав Радионов не хочет даже думать об этом! Он хочет научиться мастерски кататься на сноуборде, на который он впервые встал несколько лет назад. Хочет исследовать пещеры Хакассии и ходить бесконечные километры по лесам и горным перевалам, чем он регулярно занимается последние шесть лет. И он очень хочет сыграть те роли, которые ещё никогда не играл. У него есть заслуги и статус, есть взрослый сын и маленькая внучка. Но в глубине души, а то и совершенно явно Слава остаётся тем белоголовым юношей с внимательными глазами и мягким голосом, которого я однажды увидела в спектакле ЛХТ. Он был сдержанным романтиком тогда, и остаётся романтичным человеком сейчас. Взрослым мужчиной, который прошёл немало испытаний, но не огрубел, не стал циником, а остался любознательным, чувствительным и подвижным, как мальчишка.

Автор: Ирина Корнева
Источник: https://tomsk-novosti.ru/ocharovannyj-strannik/